Теракт в Берлине

Подозреваемый в совершении теракта на рождественском базаре в Берлине 19 декабря 2016 года гражданин Туниса Анис Амри ликвидирован в ходе перестрелки. Эксперты и жители г. Берлина Илья Рывкин (публицист) и Артем Орлов (политолог) поделились своим мнением о теракте, возможных причинах и вариантами «откуданогирастут» в эфире на радио Mediametrics Berlin.

Катерина: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели, в эфире радио Медиаметрикс Берлин, сегодня у нас формат программы «Эксперт говорит с экспертом», мы затронем тему Берлина, что произошло в Берлине 19-го числа в 20.00, в понедельник, это теракт, как мы все знаем. Сегодня в гостях у нас 2 эксперта, это Артем Орлов, политолог, здравствуйте, Артем.

— Артем: Здравствуйте.

— Катерина: И Илья Рывкин, публицист. Здравствуйте, Илья.

— Илья: Здравствуйте.

— Катерина: Ну, что, начнем обсуждение темы?

— Артем: Да, начнем.

— Илья: Эта тема, это трагическое событие, отчасти касается той области, в которой, действительно, совершенно справедливо, Артем меня представил экспертом, то есть, я писал на эти темы статьи, о исламском террористическом подполье в Германии, в том числе, брал интервью у бывшего террориста третьего поколения РАФ, который сейчас присоединился к Аль-Каиде, и во многом, оказывает здесь юридическую какую-то помощь, это Бернхард Фальк. И, человек, живущий легально, но симпатизирующий террористам, и так далее. И поэтому, я исследовал эту тему, и эти группы, которые тут есть, их идеологию, их практики. Артем, скажите, как Вы услыхали, как Ваше личное переживание, как Ваше личное восприятие вот этих событий, как Вы пережили этот теракт?

— Артем: Очень близко. Я помню, в понедельник вечером, сидел дома, обычно, я перед сном читаю новости. Захожу, и смотрю, что все новостные строчки, все новостные ленты заполнены новостями об этом страшном событии. И когда ты живешь в городе, буквально в паре километров от того места, где произошло это событие, ты имеешь совсем другое ощущение, что это рядом с тобой, это могло случиться с тобой. Я сам, неоднократно, прогуливался по этой площади, я был в этой церкви, и такое ощущение, что терроризм где-то рядом. Если раньше, ты слышал про теракты 11 сентября, в Нью-Йорке, тебе казалось, что это где-то вообще, там, далеко за океаном, то здесь, ты понимаешь, что терроризм, это здесь и сейчас, и никто не застрахован от того, что с ним это завтра не произойдет. Одним словом, терроризм потерял границы, стал транснациональным в современном мире. И никто не застрахован от этого.

— Илья: Да, совершенно верно, я за 2 дня до этого теракта, я там прогуливался, по этому рынку, с моей супругой, мы искали рождественские подарки для близких людей. Подарков там было мало. Там, в основном, еда и сладости, шоколадные яблоки, какие-то пряничные домики, и глинтвейн, и ходят люди с детьми, совершенно беззащитные, совершенно не чувствующие никакой опасности, и вот, эта опасность рядом. Вот, это произошло, это могло произойти со мной, если бы я туда поехал в другой день. И, конечно, это шок. Это шок, что коснулось безопасности, практической безопасности. Берлин – очень мирный город. Терактов здесь не было с 70-х годов, насколько мне известно. Таких, чтобы погибали люди. То есть, были какие-то мелкие, подкладывали анархисты взрывчатку на пути, и так далее, но, это все, были такие пугалки. То есть, они именно так делали, чтобы никто не пострадал, но, чтобы как-то заявить о своих требованиях. Тут, это удар, удар очень продуманный, очень медиально продуманный, потому что это главный город, это одно из центральных, символически важных мест, это Рождество, это рождественский рынок, то есть, некоторая такая, эссенция немецкой культуры, христианской культуры.

— Артем: Я бы сказал, даже больше, что Германия сейчас, переживает миграционный кризис. И идут очень большие дебаты, о том, что делать с беженцами, что делать с большим миграционным притоком людей, и общество, по этому вопросу, расходится во мнениях. Последнее время, приобретает популярность AfD, такие, националистических взглядов движение. И идут сильные обсуждения, что нам делать с этими людьми, которые приезжают в Германию. И у политиков нет четких ответов, есть только госпожа Меркель, которая придерживается мнения, что Германия – демократическое государство, Германия защищает права человека, и вся политика строится вокруг Меркель. На мой взгляд, это очень хорошо, и продуманно, потому что она задает, вот эти, высокие идеалы немецкому обществу. Куда мы движемся, зачем мы движемся, и как мы движемся. Однако, даже ее соратники, в последнее время, не согласны с этим вопросом. И на мой взгляд, вот этот террористический акт, имеет очень далеко идущие последствия, для всего немецкого общества. Будет ли пересмотр, вообще всей немецкой политики? Потому что в следующем году, как мы знаем, будут выборы.

— Илья: Да, в следующем году будут выборы. Совершенно верно, осенью. И мы видим тенденцию. Которая происходит, которая была в прошлом году, и уже из нее что-то можно предсказать, даже. Если бы не было этого теракта. То есть, Христианские демократы везде проигрывают, то есть, они проигрывают или Зеленым, или Социал-демократам, и так далее, везде. Вот, даже партия Альтернативы для Германии, набирает 10 и более, до 14 и 15 процентов. Это было в прошлом году, то есть, если бы эта тенденция сохранилась, мы имели бы красное, красно-зеленое правительство, по всей вероятности. С какой-то правой оппозицией, AfD и умеренной оппозицией, либералы и Христианские демократы. Но, я думаю, что этот теракт, то есть преступление во Фрайбурге, и теперь этот теракт, и если еще эта тенденция сохранится, то политика Меркель, конечно, потеряет очень много сторонников, потому что с одной стороны, хорошо, как это говорится, gutmensch, такое немецкое слово, прекраснодушный человек, я бы так сказал, то есть, человек, у которого действительно, какие-то идеалы, моральные ценности, но, когда это касается личной безопасности, ну, каких-то базовых вещей, то, тогда рассматриваются не только ценности, но и практические основы жизни. Поэтому, то, что я наблюдаю в социальных сетях, последние дни, что многие интеллигентные люди, совершенно либеральных взглядов, совершенно никакие не националисты, и тем более, не нацисты, они начинают критиковать эту миграционную политику, довольно жестко.

— Артем: Да, я знаю. Однако, я могу привести совсем другой пример, личный пример, я работал в Германии, в Heim, это дом для беженцев, людей, которые только-только приехали в Германию, и попросили Azyl, убежище. Слышал очень ужасные истории, как действительно, люди в Сирии убегают от войны. Как они видели, как на их глазах расстреливали родственников, детей, отцов, матерей. Бежали через Турцию, по морю, в ужасных условиях. Потом, добирались через Грецию, Венгрию, Австрию, Германию. Там, сталкивались с произволом со стороны полицейских, чиновников. И когда работаешь конкретно с этими людьми, когда слышишь эти истории, понимаешь, что политика, которая выбрана сейчас Германией, на поддержку этих людей, это очень сложная позиция, которой очень сложно придерживаться, однако, на мой взгляд, это очень правильная позиция. Как говорится, что Германия – сейчас последний оплот демократии и демократических ценностей во всей Европе. Потому что, если посмотреть, что творится во Франции, что творится на юге Европы, что творится на востоке, в той же самой Польше, Германия – единственная страна, которая последовательно придерживается демократических ценностей, и прав человека.

<продолжение интервью смотрите на записи>

Оставьте комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*