Мораль и этика медицинского туризма

Под медицинским туризмом понимается миграция пациентов к тому месту, где они получают лечение, например, в Германии или какой-либо другой стране. Посредники и организаторы занимаются данной деятельностью. Что это для них? Бизнес или помощь пациенту? А если у пациента нет денег? Будет ли лечение бесплатным? Все в эфире Mediametrics Berlin.

— Добрый день, уважаемые радиослушатели, с вами Екатерина Вейт, сегодня в гостях у нас Анна Сехан, руководитель предприятия, руководитель компании «Медглобус». «Медглобус» — занимается медицинским туризмом на территории Германии, и сегодняшняя наша тема, это мораль и этика медицинского туризма в Германии. Это деньги, или, все-таки, здоровье пациента? Анна, медицинский туризм становится все более и более популярным видом бизнеса. Скажите, пожалуйста, что понимается под медицинским туризмом, вообще?

— Ну, знаете, я, честно говоря, не готова прямо сейчас формулировку высказывать конкретную, но я, просто, понимаю так – туризм, это, в принципе, люди едут куда-то, приезжают, вот это уже туризм. Кто-то едет отдыхать, кто-то едет смотреть красоты, кто-то едет оздоравливаться. Все это – туризм. И на самом деле, у меня, вообще-то, туристическая компания, как Вы знаете, и на основе этой туристической компании, мы решили сделать отделение медицинского туризма. Это уже как Incoming-Reise, так сказать, путешествие на въезд. Я, наверное, ответила? Мое мнение.

— Собственно, это миграция пациентов к тому месту, где они могут получить лечение?

— Я не люблю называть это пациенты, потому что пациенты у врачей. А у нас, это – клиенты.

— Хорошо.

— Это люди, которые к нам пришли. Я просто, в принципе, говорю. Не все люди хотят. Некоторые люди приезжают просто, на обследование, некоторые приезжают просто там… Они пациенты, когда они уже лечатся. Вот так вот, да.

— Скажите, как я уже сказала, это достаточно востребованный вид бизнеса, и люди едут чаще всего в Германию, а также, в Израиль, например, или в Корею, чтобы получить определенную медицинскую помощь.

— Да.

— Почему люди лечатся не в своей стране, а в другой стране, допустим, в Германии?

— По-моему, вопрос очевиден. Люди или не доверяют этой медицине, той медицине, где они живут, или она бессильна, на самом деле, эта медицина, к сожалению. Я не склонна к тому, чтобы говорить о том, что вот, у нас в Германии все так круто, в смысле медицины. Знаете, иногда бывает такое вообще ощущение, люди думают, что здесь волшебники. Есть какой-то такой, знаете, фильмы раньше были, сейчас как-то меньше они стали, какие-то такие сериальчики, вот героиня главная вынуждена заниматься какими-нибудь непотребными делами, для того, чтобы вылечить маму, например. И заканчивается Happy End, она едет в Германию. Понимаете? Это уже Happy End. На самом деле, здесь тоже врачи. Просто здесь медицина, наверное, на более высоком уровне, я так думаю, мне так кажется, судя по количеству людей, которые к нам обращаются, и которым мы, слава богу, в огромном процентном отношении помогаем, реально. А там не могли помочь. Вот и все, почему обращаются.

— Ну, мне кажется, в разных странах, и на территории России, есть также прекрасные врачи, есть такие же клиники, возможно, не бесплатная медицина. А если мы возьмем платный уровень? Мы отдадим такие же деньги, а возможно даже, немножко дешевле, чем мы поедем в Германию.

— Я не очень-то знакома с медициной в России. Хотя, мы там бывали и ходили в клиники, тоже нам показывали, клиники прекрасные, кстати говоря, возможно, где-то, это даже и стереотип тоже. Там действительно, значительно дешевле – раз, там есть люди, у которых есть медицинская страховка. У нас есть такие клиенты, он, допустим с женой едет, и хочет родителей. Мама с папой приедут, все. Они приезжают, папа готов на все. Мама – категорически нет. Она говорит – у меня прекрасная страховка, у меня все нормально, я здорова, зачем мне это надо?

— Тратить лишние деньги.

— Да, тратить деньги, хотя сын может себе это позволить, и он хочет. Но, она понимает, и я думаю, что это, может быть, наверное, правильно. То есть, есть и такие тоже, люди, которые могут, но отказываются от этого даже.

— Хорошо, Анна. Вот приезжает к вам пациент, допустим. Он вам называет причины, почему он приехал, именно в Германию за лечением?    

— Кто-то называет, кто-то нет.

— Ну, и что относится к причинам?

— Ну, некоторые просто потому, что у него сосед, Вася, хорошо вылечился в Германии.

— А, то есть, сарафанное радио.

— Естественно. Есть даже такие моменты, вот Вы говорите, клиники платные. Да, действительно, есть хорошие клиники, и очень хорошие врачи, и очень добросовестные, которые – сказал ему доктор: «Езжай в Германию, здесь тебя не вылечат». Понимаете? Даже так.

— Это, конечно, зависит от степени сложности заболевания.

— Естественно. Я просто говорю о том, что есть разные. Я считаю, что это очень добросовестный и правильный доктор, который, с одной стороны, понимает, что нет, недостаточно квалификации, оборудования, я не знаю, чего. Я не знаю. Но, езжай в Германию и все. Есть и такие. А есть, наоборот, у нас есть постоянные наши клиенты – которые приезжают к нам каждый год, раз в году они приезжают обследование сделать, еще что-то. Вот они в этом году приехали, сказали, вот мы это, это, это, это, мы все сделали у нас. Все сделали прекрасно, очень хорошо, и значительно дешевле. Есть и такое. Я совершенно не берусь агитировать ехать сюда.

— То есть, Вы не навязываете свои услуги?

— Абсолютно. Мы просто готовы помочь, тем, кто хочет этого, ну, и конечно просто по опыту, мы видим, что все-таки, здесь какие-то есть результаты, лучше, мне кажется. Но это, может быть, кажется.

— Вы считаете себя посредниками?

— Да. Конечно, мы посредники.

— Посредники, то есть, те люди, которые занимаются организацией медицинского туризма и передают пациента клинике, являются неотъемлемой частью, как я уже сказала. Скажите мне, каково предназначение посредников в медицинском туризме?  

— Ну, скажу вам так, вообще, конечно, это такая тема, знаете, посредник – вообще, какое-то слово, не очень приятное. Но, вот так. Мы и посредники, и в то же время, мы организаторы. Лучше организаторы, потому что посредник, это какой-то, знаете, человек, который привел за руку, вас на сток, и там – покупай, а мне дай процент. Вот как-то так. мы организуем все. Наша задача… Знаете, мы, когда начинали этот бизнес, это уже 10 лет мы в этом бизнесе, мы, изначально, как получилось, я немножко в историю, да? Можно? Как получилось – мы с моей, тогда подруга, сегодня коллега уже, мы все вместе работаем, к нам обращались люди просто с просьбой, помоги. Друзья, знакомые, и так далее. А потом, когда у меня вот это турагентство образовалось, я поняла, что мы это можем делать, так сказать, зарабатывать деньги на этом, тоже. Я не вижу ничего плохого, потому что мы, изначально, решили, что мы этот бизнес будем вести честно. Потому что здесь, практически, грань, черное и белое, здесь серого нет. Можно вести честно, можно не честно. А это здоровье, самое важное, что у нас есть. И поэтому, с этим нельзя быть, так сказать, нельзя только свои интересы преследовать, наоборот, это – в последнюю очередь. И мы так и определились для себя, что мы будем делать просто хорошо, будем зарабатывать, потому что мы работаем, а люди, потом, поймут это, и за счет этого, мы будем себе наращивать клиентуру, потому что люди видят наше отношение к этой работе. Можно, конечно, тут зарабатывать сумасшедшие деньги. Но, это просто нечестно. А со здоровьем, мне кажется, это неправильно.

— А медицинский туризм, у вас является основным видом бизнеса, или, все-таки…

— На сегодняшний день, да. Получилось – основным. Хотя. Я, честно говоря, не думала. Вначале, у меня было просто – турагентство. Такое… Ну, Вы знаете. А потом, как бы, на основе этого турагентства, думали, как дополнительный, а сейчас это просто, до какого-то момента, просто было, совершенно немыслимое количество людей, которые ехали, до кризиса, до того, как рубль немножко подвел. В смысле того, что не все могут. Тогда, приезжали к нам, уже люди, совершенно среднего уровня. Среднего, абсолютно. Тоже, приезжали на проверки даже, не потому, что у них уже там, допустим, тяжелое заболевание, а просто на проверки какие-то, тоже приезжали.

<продолжение интервью смотрите на записи>

Оставьте комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*