Сложности выхода на немецкий рынок для русскоязычных бизнесменов

Хотите выйти на немецкий рынок? Изначально нужно выбрать «правильную» правовую форму. Если Вы планируете работать с крупными клиентами, то желательно выбрать форму ООО, а не стартап-форму UG, которая показывает, что у Вас недостаточно средств на счету.

Если Вы как директор ООО в Германии проживаете в России или в любой другой стране, то автоматически у Вас появляется представительство немецкого ООО в той стране, где Вы проживаете. Не ожидали? Слушаем эфир и налоговый консультант Дмитрий Сонкин расскажет Вам о том, что нужно делать в таком случае, в какой стране платить налоги и т.д.

— Добрый день, Дмитрий, сегодня мы с Вами собрались, чтобы поговорить о сложностях выхода на немецкий рынок российских компаний, и не только российских компаний, а физических и юридических лиц, которые хотят заниматься активным и пассивным бизнесом. Давайте начнем с активного бизнеса.

— Давайте начнем.

— Что такое, вообще, активный бизнес?

— Что такое активный бизнес? Активный бизнес, это бизнес, в котором я, как инвестор, принимаю непосредственное участие.

— Как инвестор, или как управленец?

— И как управленец. В основном, конечно, я должен быть управленцем.

— То есть, что-то делать ручками приходится?

— Да. Приходится, вообще, следить за своим бизнесом, управлять своим бизнесом, принимать решения, стратегического характера. И вот. Если я планирую, как иностранный инвестор, русскоговорящий, или из другой страны, вкладываться в активный бизнес, я должен понимать, что без моего участия, у меня, скорее всего, в Германии ничего не получится. То есть, я не могу полагаться на партнеров, которых я не знаю, или которых я знаю понаслышке, или даже на друзей, или даже на родственников.

— Даже на сотрудников?

— В основном, даже на сотрудников. Да, потому что сотрудники, которых я нанимаю на работу, все-таки, рассматривают этот бизнес, как не их бизнес, а как бизнес какого-то дяди, на которого они работают. Соответственно, в основном, они, конечно, будут стараться, свои обязанности исполнять, но, не будут относиться к этому бизнесу, как к своему собственному.

— Ну, как и в любой другой стране. Сотрудники есть сотрудники.

— Абсолютно, как и в любой другой стране. Поэтому, я должен присутствовать постоянно, если я не могу присутствовать, я, скорее всего, не рекомендовал бы вкладываться в активный бизнес.

— Стоп. А если мы говорим про какую-то… Если мы рассматриваем мелкую компанию, хорошо, пусть это будет какой-нибудь бизнес центр, который сдает офисы – о`кей, если это будет какое-то агентство – о`кей, если это будет какая-то стройка – о`кей, но, если мы говорим про какую-то, например, компанию в области телекоммуникаций, например, о`кей. В этом случае, я нанимаю команду управленцев, и я им доверяю работу. То есть, мне в данном случае не нужно присутствовать, или нужно, или, все-таки Германия в этом смысле отличается, что дал палец, а тебе всю руку откусили? Вне зависимости от уровня компании?

— Ну, да. Конечно, уровень компании играет большую роль, потому что, если мы говорим о глобальных компаниях, которые учреждают дочерние организации, или какие-то другие формы собственности, то, у них, конечно, настроена система отслеживания платежей, у них настроена система менеджмента, они могут контролировать этот бизнес из другой страны, но, они все равно, несмотря на это, должны, в определенные отрезки времени, присутствовать на месте. Если мы говорим о мелком бизнесе, и о среднем бизнесе, то у меня, как правило, ничего не отстроено. То есть, я открываю компанию, предположим…

— Не зная, причем, рынка, не зная страны, культуры, условий.

— Не зная ни рынка, да, ментальности, опять же. И, передавая функции, полностью, все функции менеджмента, в руки моих сотрудников, скорее всего…

— В ответ слышишь, как правило: «В нашей стране так не делают».

— Да.

— Это любимая фраза всех присутствующих на территории Германии сотрудников: «У нас в стране так не делают».

— Да, но, связано еще с тем, что в головах наших соотечественников, русскоговорящих, все-таки, засела такая штука, что Made in Germany, это прямо такой вот гарант качества, и гарант добросовестности. И, к сожалению, это не так. и вот, практика показывает, что в основном, частные инвесторы, которые решились на этот выход на немецкий рынок, они, в основном, терпят неудачи, если они все из своих рук отдают в управление третьих лиц.

— Хорошо. Теперь, давайте с самого начала пойдем. Какие опасности ожидают физическое лицо, юридическое лицо, если он решил прийти на немецкий рынок? Вот, с момента открытия компании. Я помню свои первые шаги, когда я позвонила друзьям, сказала: «Я тут, в Берлине, что-то села, подумала, наверное, мне стоит открыть здесь ООО».

— Да, но, Вы находились в Берлине уже?

— Ну, я рядом была с Берлином. Но, села, подумала, потом да, доехала до Берлина.  

— Ну. По крайней мере, в Германии. Конечно, да, незнание бизнес-среды, незнание всех этих законов, норм, а их тут тысячи, регламента, конечно, может послужить таким, серьезным препятствием, на пути к успеху. То есть, очень важно, при выходе на рынок, на любой рынок, немецкий в том числе, это – работать с профессионалами. То есть, профессионалами-юристами, которые помогут вам, действительно, в тех, или иных сферах, с налоговыми консультантами, возможно, с бизнес-консультантами. То есть, изначально, нужно понять, вообще, куда я попал, и что я тут буду, вообще, делать.

— Вначале, нужно понять, что ты хочешь.

— Это прежде всего. И вообще, что делать.

— И какую форму…

— И зачем мне этот бизнес, вообще, нужен. Потому что есть разные цели, преследуются. То есть, у многих наших соотечественников, цель – переехать в Германию, перенести сюда весь бизнес, работать тут на рынке.

— Чтобы что? Ответ на первый вопрос – чтобы что?

—  Чтобы жить тут, содержать свою семью, и успешно развиваться. То есть, у них такая цель.

— Вот у меня были первые вопросы от моих консультантов, когда я решила открыть здесь бизнес, вот у меня первый вопрос был – чтобы что? Так как я не являюсь резидентом, собственно говоря, ИП мне открывать глупо, открывать GmBH, или OG, или ИП, возникает вопрос, все равно, имидж, отношение к компании, зависит от названия, как лодку назовешь, так она и будет плыть. И первый вопрос, вернее, вопрос, который задают, это – хочешь работать как фрилансер, открывай себе ИП, о`кей, иди работай, не заморачивайся дальше. Получи себе резидентство, какую-нибудь прописку и открывай ИП. Если тебе важен уровень какой-то, то ты должен открыть, минимум, GmBH.

— Да, конечно. Потому что характеристика GmBH, не характеристика, скажем, а уровень доверия к этой форме собственности, он, конечно, немножко выше, ну, во-первых, у вас там какие-то деньги есть, если вы его открываете, вносите уставной капитал, и, конечно же, отношение, например, банковских структур, к вам, если вы собираетесь финансировать этот проект, намного лучше, если вы откроете такое GmBH.

— А кроме GmBH, какие такие формы существуют…

— Форм, вообще, море.

— Ну, есть же какие-то утрированные, в конце концов…    

— Из каких-то упрощенных, это GmBH, как ООО, это мини GmBH, как Вы уже назвали, UG, есть еще акционерное общество — юридические лица, и есть физические лица, то есть, это ИП, или Товарищество. Есть гибридные товарищества, достаточно много форм.

— Если я хочу привлекать инвестиции, мне GmBH, или акционерное…

— Нет, акционерное общество ни к чему. В принципе.

— Акционерное, это уже какие-то крупные компании, заводы, пароходы?

— Может быт и мелкая компания. То есть, существуют свои плюсы в открытии акционерного общества, но, на первых шагах, как правило, инвесторы выбирают GmBH. Потому что это юридическое лицо, оно находится в Германии, оно живет в Германии, то есть, его местонахождение, и все, что там сказано находится…

— Ну, резидент.

— Является резидентом Германии, и, соответственно, отношение банковских структур, если, действительно планируется финансировать, там стройку какую-то большую затеять, или получить товарный кредит, то, конечно же, GmBH, намного проще. Во-первых, это еще зависит от отношения банков, потому что вам будет достаточно сложно, будучи не резидентом, будучи таким вот, ИП-шником, открыть банковский счет. А вот после тех санкций, которые в данный момент применяются, к разным лицам российской Федерации – еще сложнее стало все. То есть, некоторые банки не открывают счета, даже таким вот GmBH, если они видят, что собственниками этих GmBH являются граждане Российской Федерации. Но, не все банки так себя ведут, то есть, я могу назвать те банки…

— Я правильно понимаю, что все от консультанта зависит?

— Нет, не совсем. Зависит от политики банка, все-таки. От того, какое решение было принято на верхнем этаже.

— Но, будем честными. До верхнего этажа еще нужно дойти через начальника отдела, а к начальнику отдела – через менеджера, который тебя обслуживает.

— Нет, я имею в виду глобальное решение. То есть, есть банки, которые приняли глобальное решение – не открывать счета.

— А, ну, в некоторых, блоки вообще стоят, а есть… Ну, там 3-4 банка, которые реально приняли блок по российским гражданам. А все остальные, они спокойно, depends off.

— Все остальные, с осторожностью, относятся, конечно, но, опять же, зависит даже не от самого банка, а от филиала банка, в который вы обращаетесь.

— От конкретной точки.

— От конкретной точки. Потому что есть определенные направления, в определенных филиалах, одних больших, или крупных банков, которые говорят, о`кей, мы приняли решение, то есть, наше управление, нашего филиала приняло решением открывать счета и финансировать компании, собственниками которых являются не резиденты.

— Я точно знаю, что ЮниКредит, он во всех странах, по-моему, вообще, просто вот…

— Знаете, самое интересное, что вот такие вот, глобальные банки, они, скорее, сейчас негативно относятся к компаниям, с владельцами из стран России.

— ЮниКредит имеете в виду? Они, по-моему, как раз-таки, были всегда теми, кто дает.

— Ну, сейчас, да.

— Последние года 3-4.

— Видите, времена меняются, времена меняются. То есть, у нас сейчас, хороший опыт с Volks-банками. Хоть это и региональные банки, но, они ведут себя…

— С мелкими, более мелкими.

— Да, более мелкие банки.

— А сетевые, они наоборот уже…

— Да, сетевые да, они как-то осторожно относятся, Commerce Bank, например, вообще, принял решение не работать с…

Commerce Bank принял решение не работать?

— Да.

— Как хорошо, что мы рано зашли на этот рынок.

— Да. И вот, кстати, он принял решение не работать, и сейчас, мы видим по нашим клиентам, многим просто закрывают счета, без объяснения причин.

— Закрывают существующие?

— Да, закрывают существующие счета. Deutsche Bank также себя ведет, я не знаю, может…

— А основания, причины какие?

— Они не говорят о своих причинах, но, если говорить непосредственно с ответственными лицами, то есть, которые находятся выше начальников отделов, то они говорят, что вот, было принято такое решение, на уровне правления. Глобальное решение, по всем компаниям, владельцами которых являются резиденты России.

— О`кей. Давайте тогда поговорим про кейсы, Вы просто меня немножко расстроили. Про кейсы…

— Есть другие банки, я Вас могу обнадежить, в которые Вы можете обратиться.

— Нет, ну, банки, выход есть всегда. Это понятное дело. Закрыли в одном месте, открыли в другом.

— Не обязательно работать с немецкими банками, есть еще и другие европейские.

— Конечно, если у тебя открыто на юридическую форму, и тебе закрывают счет, это погоды особо не делает, то же самое, как и в России. Ну, о`кей, ты приостанавливаешь операционную деятельность по эти счетам, идешь в другой банк, открываешь. Но, при этом, у тебя сама компания, форма юридического лица, она не приостанавливается.

— Да, она остается, ничего не происходит.

— Просто приостанавливается операционная деятельность по счету.

— Да, люди сталкиваются с определёнными сложностями.

— Ну, конечно. Если у тебя там лежит определенное количество денег, серьезное…

— Да, надо куда-то их забрать.

— И у тебя операционка идет. Логично, что это немножко тормозит.

<продолжение интервью смотрите на записи>

Оставьте комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*