Дешево и сердито: как немецкие транспортные компании конкурируют с Польшей и Болгарией

Экспедиторская компания является связующим звеном между грузоотправителем и перевозчиком. Экспедитор осуществляет при этом много других дополнительных функций, о которых перевозчик даже не задумывается. Поэтому у экспедиторов появляется огромное количество дополнительных функций: таможенное брокерство, заводы и склады для клиентов и т.д.

Людмила Шумахер, директор компании NAWINIA в Германии, пообщалась с радио Mediametrics Berlin и рассказала, как изменилась транспортная логистика за последние 15 лет, что отличает хорошего экспедитора и многое другое.

— Здравствуйте, уважаемые дамы и господа, меня зовут Екатерина Вей, с вами радио «Медиаметрикс», в эфире с нами Людмила Шумахер, она является директором компании, экспедиторской компании «Nawinia». Здравствуйте, Людмила.

— Добрый день.

— Людмила, скажите, пожалуйста, транспортные компании… Мы уже с Вами до эфира разговаривали, существует такой вид, как транспортные компании, существует такой вид, как экспортеры, импортеры, вы находитесь между ними, вы являетесь связующим звеном. Правильно я понимаю?

— Да, совершенно верно. То есть, мы являемся экспедиторской компанией, которая, как бы, соединяет продавца товара, или производителя какого-то, в нашем случае, это оборудование, и покупателя. И между ними, мы находим то количество машин, с такими необходимыми техническими характеристиками, которые позволяют перевезти нужное оборудование в нужных объемах, с нужными габаритами, из точки А в точку Б.

— Вы уже назвали, что вашим клиентом является завод, или производитель оборудования. Насколько я понимаю, в Германии существует такая система, под каждого клиента, нужно либо получать лицензию, либо получать разрешение, чтобы возможно перевозить было данный груз. Правильно я понимаю? То есть, если вы перевозите оборудование, у вас одна лицензия, или одно разрешение, если вы перевозите какие-то химические вещества, скажем, у вас должны быть соответствующие машины, и соответственно, разрешение на этот перевоз, если там молочные продукты, чтобы они не портились, скажем, то должно быть другое разрешение.

— Да, Вы правы. Совершенно верно. Скажем так, наверное, идет речь больше о лицензиях, которые являются… У владельцев транспортного средства, у них всегда есть лицензия, она должна быть на транспортное средство, это технические, и так далее, характеристики, у нас больше, скажем, если вопрос касается перевозки негабаритного, широкого оборудования, там мы получаем разрешение на именно перевозку по определенным дорогам, это имеется в виду. Если рефрижераторная перевозка, там тоже, скажем, больше идет лицензия у транспортника, владельца транспортных средств, на перевозку. Лицензия, вот она, как бы, очень широкое такое понятие, в разных случаях, она используется очень индивидуально.

— То есть, ваша задача, просто проверить… Скажем, приходит к вам заказчик, и говорит, мне нужно перевезти оборудование, из точки А в точку Б. Нет, не из точки А, скажем, в точку Б, а, скажем, я никогда не работал с Белоруссией, мне нужно перевезти, скажем, наше оборудование в Белоруссию. Вы, как компания, предоставляющая свои услуги, вам дают заказ, ваши действия?

— Да, начинается немножко раньше. Начинается, как правило, с того, что представитель какого-то завода, на территории СНГ, звонит и говорит: «У меня намечается контракт, может быть, я продам нашу линию», и называет страну, или город и так далее. В Россию, не знаю, в Санкт-Петербург. И говорит, линия примерно, так как у нас уже большой опыт работы в этой отрасли, примерно, как вон та, которая была 2 года назад, у того-то. То есть, мы уже примерно представляем, какое это количество машин, какой это объем. И он говорит – я сейчас работаю над коммерческим предложением, нужно сказать ему, сколько эта линия будет стоить, или это завод, или маленький станок, но, как правило, о маленьких станках речи не идет, и мы, как бы, даем ему сумму Х. Говорим там – 5 тысяч евро, или 15 тысяч евро, или 25 тысяч, или 75 тысяч, в зависимости от количества. Вот с этого, как бы, начинается. Он берет свою цену продажную, прибавляет транспортную цену, вот это полностью пакет для бюджета того клиента. Дальше мы ждем, когда он, наконец, продаст. После того, как они подписали, тогда уже он приходит, и уже мы решаем. Кто нам дает заказ, даем уже окончательное коммерческое предложение, рассчитываем, какое количество машин, в какой период едет, зимой, летом, и так далее. В зависимости от этого, уже цены меняются. Вот, примерно так это делается. В принципе, такая рабочая схема.

— То есть, и после этого, вы ищите машины, которые будут перевозить данный заказ, связываетесь с теми людьми, куда будет доставлен заказ, и так далее, и тому подобное.

— Если это какая-то другая страна, вот сейчас, например, мы везем внутри Европы, раньше, мы всегда возили на Россию, очень много. То есть, в России, мы работали, практически, с одними и теми же компаниями, которые уже проверенные, которые уже годами мы знаем, мы там им только говорим – сейчас Сыктывкар, потом куда-нибудь в Вологодскую область, потом, вплоть до… Самая дальняя точка у нас была, это Югра, Тюменская область. В Хабаровск тоже был груз один, на Сахалин один ехал, как говорится, в свое время. То есть, есть такие интересные маршруты. И для другой страны, если, например, этот завод – он продает свое оборудование по всему миру, и тут он продает, например, в Венгрию, или в Румынию, или в Болгарию, или в Чехию. Соответственно, мы просто находим партнеров и везем с ними. Потому что те, кто работают на Россию, здесь опять особенности, он не может ехать в Румынию.

— Почему?

— Потому что он едет туда, у него налажен маршрут туда – обратно. Они ездят из одной страны в другую, у них на это есть лицензии, это то, о чем мы говорим, разрешения, определенные документы транспортные, выданные. Самое главное, это разрешение на въезд в эту страну, они берут. Двухстороннее, трехстороннее разрешение у них, на въезд. Поэтому, просто вот так поехать – ездил все время в Россию, и раз, в Румынию поехал, это очень редко. О поедет в Румынию, ему нужно обратный груз найти. Там у него все налажено, поэтому, как правило, мы просто ищем других партнеров, которые ходят с Германии в Румынию и обратно.

— Понятно, то есть, из одной точки в другую, и обратно. Хорошо. Связаны ли вы с таможней? С таможенными делами.

— Да, конечно.

— Расскажите нам о вашем опыте прекрасном.

— Это очень особенный вопрос. В транспортной логистике, назовем всю нашу деятельность транспортной логистикой, ничего не двигается с места, пока таможня не даст добро. То есть, в первую очередь, когда мы начинаем какой-то проект, мы уточняем у нашего заказчика, все ли у него хорошо с таможней. Есть ли все договоренности, получен ли класс решения. Если идет большое количество оборудования, как правило, это получается класс решения, когда все оборудование завозится под одним кодом. Под одним кодом товар, это все идет 48 группа. Пока эти процедуры не сделаны, не получены эти разрешения, скажем так, или пока таможня не сказала, да, мы готовы принимать, транспорт не двигается. Потому что, если мы двинемся раньше, мы приедем туда и встанем. И стоять можно долго, месяц, два, три.

— Честно? А сколько дольше всего стояли ваши машины?

— У нас был опыт, месяц или полтора мы стояли, причём, стояли все тентованные машины, там машин было много, машин 35, они стояли все. И тяжелые, и негабаритные, потому что с таможней договоренности не было. Их никуда дальше не могли двинуть, вопрос не решался, мы там месяц стояли.

— И кто в таком случае несет потери?

— В таком случае, в любом случае, несет заказчик, потому что это его обязанность. Там есть условия простоя, но это очень большие деньги, в этом случае, поэтому, всегда… Это был один, единственный случай в нашей практике, один такой был, нерадивый клиент. Все остальные, в принципе, все это знают, связываются, договариваются, мы проверяем эти документы – да, все есть, с этими документами потом выезжаем.

— Получается, с вашей стороны идет только проверка? Ну, скажем, первое, самое главное, самое важное – это проверка документов? А человек, допустим, гонит оборудование на территорию России, в какую-либо другую страну, самое главное, чтобы у него были оформлены правильно документы, вы это проверяете, предоставляете ему машины.

— Совершенно верно. То есть, документы уже идут оформленные так, как согласовано с российской таможней. То есть, вот едет машина туда, таможенник смотрит документы, и говорит: «Да, все правильно, я согласен». Потому что, если что-то, какие-то несогласования будут, машина остановится, и начнутся вопросы, должны быть какие-то дополнительные доказательства, какие-то объяснения прислать, доприслать, и это уже теряется день, два, три, может неделю, может быть – две, в таком случае. Поэтому, все это обговаривается до того. «Nawinia» еще является держателем лицензии таможенного брокера, и сама осуществляет, сама растаможивает, сама согласовывает. То есть, для нашего заказчика, мы, как говорится, оказываем полный комплекс услуг.

— Такую лицензию может получить каждая компания? Что нужно для этого?

— Для этого, нужны, в первую очередь – деньги. То есть, нужен депозит, в принципе, немаленькие деньги.

— А какой депозит? Приблизительно, хотя бы.

— Я думаю, что около миллиона долларов.

— Около миллиона долларов.

— Таможенный брокер, он принимает товар, растамаживает, за клиента, и таким образом, делает за него всю работу, и клиент, потом, уже принимает. Для клиента – чем лучше работать напрямую, с брокером – он, практически, снимает с него все договоренности. Ему не нужно самому в таможню ходить, ему не нужно договариваться, ему не надо доказывать, что вот это мое оборудование, под этим кодом, вот такой вид слева, вид сбоку, вот мои фотографии, вот мое описание, это все, как говорится, отсутствует, практически, в качестве работ, то есть, я считаю, что клиент должен заниматься своими прямыми обязанностями. Они должны продавать свою продукцию. Если они производят машины, или они производят станки, у них должна голова болеть, как мне лучше продать станок, как мне его улучшить, и так далее.

<продолжение интервью смотрите на записи>

Оставьте комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*